Book Friends Club

любовный роман

Татьяна Леонтьева

Полтора килограмма соли

Дебютный роман молодой русской писательницы Татьяны Леонтьевой «Полтора килограмма соли» многоплановый, сильный, и он, конечно же, о любви. Вероятно, кто-то узнает себя в образе главной героини. Чувствуется, что роман очень личный и в сюжет автор встроила фрагменты из своей жизни.

Читать далее

Галина Таланова

Бег по краю

Книга Галины Талановой «Бег по краю» отличается очень красивым, своеобразным, ни на кого не похожим слогом. Эта проза густа, насыщена, наполнена метафорами. Тонкая и изящная история, полная трагизма… Ярко, сочно, вкусно, осязаемо. Каждая фраза построена настолько искусно, что удовольствие от чтения хочется растянуть.

Читать далее

Орхан Памук

Рыжеволосая женщина

Как он это делает? Вопрос, которым задаёшься множественное количество раз, проживая рассказанную Орханом Памуком историю. Настоящая магия слова. Мастерство творца. Обаяние и мудрость Востока, затерянные в сказаниях прошлого. Автор ностальгирует, предаётся воспоминаниям, оживляет древние легенды. Повествование от первого лица приглашает на разговор по душам. Это и диалог с читателем, и монолог, когда сокровенное становится доступным для осязания.

Читать далее

Грегуар Делакур

Шкатулка желаний

Умная, наполненная смыслом история о выборе, о том, как важно любить себя и свою жизнь, здесь и сейчас, уважать свои желания, беречь настоящее, своих родных и любимых. И так это все вкусно подано автором, овеяно французским флёром, никакого хэппи энда, но так и в жизни часто бывает.

Читать далее

Джоджо Мойес

До встречи с тобой

Он вдыхает аромат её затылка, из её глаз брызнули рентгеновские лучи, глаза Уилла казались пустыми, как у человека, всегда на несколько шагов отстоящего (от слова отстой что ли??) от окружающего мира.
И брови её плясали-таки в такт музыки.
Если следовать мысли Виктора Гюго, что «творец книги — автор, творец её судьбы — общество», то приходится признать, что общество (а точнее мировое сообщество) обнищало духовно.

Читать далее

Юкио Мисима (тетралогия "Море изобилия")

Весенний снег

Если вы хотите постичь истинную утончённость, ту самую, которую хранит в себе лепесток сакуры, гонимый ветром по склону Фудзиямы, утончённость острую и ослепительную, как сталь самурайского меча, то вам стоит погрузиться в книги классика японской литературы Юкио Мисимы (наст. имя Хираока Кимитакэ).
Его произведения такие же неординарные и умопомрачительные, как и биография автора. Мальчик, с детства увлечённый искусством слова, прозванный в школе за слабость и бледность Рыбье брюшко, прожил необыкновенную, яркую, плодотворную жизнь, наполненную интересными событиями, и закончил её, сделав себе харакири. Он страстно и преданно любил родную Японию, был националистом и космополитом одновременно, эстетом и командиром боевиков, видел чарующую прелесть жизни, но имел трагическое мироощущение, воспевал жизнь и поэтизировал смерть. За неполные 46 лет писатель создал 40 романов, 15 из которых были экранизированы ещё при жизни, 18 пьес, 20 томов(!) рассказов и столько же литературных эссе, его трижды номинировали на Нобелевскую премию. Мисима — уникальная личность, он не только писатель, но и актёр, режиссёр, спортсмен, дирижёр симфонического оркестра, лётчик военного истребителя F-102, кругосветный путешественник, фотограф и политик-монархист.

Читать далее

Вячеслав Прах

Кофейня

Если бы произведение «Кофейня» попало в руки талантливого редактора или издателя прежде, чем оно растворилось в просторах интернета, из него, вероятно, можно было бы сделать литературную конфету при участии всей издательской команды: редактора-наставника, корректора, дизайнера-иллюстратора, пиарщика, продажника, мерчандайзера. Редактор выровнял бы шероховатости стиля, корректор — буквы да запятые, иллюстратор придумал бы образы, пиарщик нашел бы, чем удивить читателя, а мерч проконтролировал бы выкладки в магазинах, да так, чтоб в глаза било. И появился бы на рынке успешный коммерческий проект для массового читателя — Вячеслав Прах, «российский Эльчин Сафарли». Это если бы. В России иногда так работают, но в основном с писательской элитой.

Читать далее

Эльчин Сафарли

Мне тебя обещали

Роман с претензией. Много романтики, вздохов и мудреной философии. Поток мыслей и фантазии, вырвавшийся из сознания автора в виде слов. В послесловии автор убеждает читателя, что всё написанное — пережитая правда, а главный герой — это он сам.

«Это я. Скрываться и врать, что это всего лишь образ, смешно. Вместил в эту историю непростой период своей жизни, когда время отняло меня у меня же. Говорить об утрате больно. Лучше о ней написать. Я попробовал, и сам не заметил, как вырос из нее.
Невозможно заново открыть для себя красоту мира, не лишившись чего-то важного. На месте утраченного остаются пустоты бездонных оврагов. И пытаясь их заполнить, начинаешь сильнее ценить жизнь.
Пусть наши утраты будут для нас испытанием, но не пыткой».

Читать далее

Марк Леви

Она&Он

С момента издания первого романа «Между небом и землей», ставшего супербестселлером, прошло 15 лет. За это время Марк Леви издал 16 романов, и все они о любви во всех ее проявлениях и формах существования. После оглушительного успеха первого романа автор не издавался порядка 6 лет, а затем, забросив бизнес, занялся писательством, выпуская из-под пера примерно по два романа в год. И, прочитав крайнее творение автора, не покидает ощущение, что писатель исписался. Повторить успех первого своего творения не удалось. Не случайно в романе появляются герои первой книги Лорэн и Артур, как будто круг замкнулся.

Читать далее