Book Friends Club

Рецензия на книгу

Антон Понизовский

Принц Инкогнито

Антон Понизовский – писатель и журналист: участвовал в создании программы «Намедни», продюсировал телешоу на федеральных телеканалах. Как писатель он придерживается журналистских принципов хорошего исследователя: проводит глубинные интервью и работает по специальностям героев своих романов. Для пущей достоверности во время работы над книгой «Принц Инкогнито» устроился санитаром в психиатрическую больницу.

Читать далее

Энн Тайлер

Уроки дыхания

Я уже писала об Энн Тайлер, и сегодня о романе «Уроки дыхания», получившем Пулицеровскую премию. Снова убеждаюсь: ну нет великого смысла читать Тайлер юным максималистам и перфекционистам, не прошедшим ещё огонь, воду и медные трубы – испытания под названием «жизнь», у кого не было опыта длительных семейных отношений (не год-два, а десять-двадцать лет вместе). Автор, как слепое пятно, останется в зоне недоступности приятия и понимания или вовсе покажется пресным. А роман-то – о самом сокровенном.

Его и Мэгги супружество было крепким, как дерево в полном соку, Айра даже сказать не взялся бы, насколько широко и глубоко пустило оно корни.

Читать далее

Изабель Отисье

И вдруг никого не стало

Изабель Отисье – интересная личность. Нет, не так. Отисье – выдающаяся Личность. До знакомства с романом (художественным!) «И вдруг никого не стало» читатели могут представлять её как сильную духом женщину, покорившую Мировой океан, пережившую неоднократно крушения своего корабля (в том числе при одиночном плавании). Вполне можно было бы понять её желание вести дневники путешественника или оставить литературный след, написав мемуары. Но Отисье оригинальна во всем и в то же время верна себе, представив миру роман о молодой семейной паре, путешествующей по всему свету на яхте и терпящей крушение на одном из необитаемых островов в районе архипелага Огненная земля.

Читать далее

Фридрих Горенштейн

Улица Красных Зорь

Новое может быть хорошим и тогда, когда оно хорошо забытое старое. Произведения Фридриха Горенштейна (1932—2002) тому пример. Как сценарист Горенштейн известен российский рублике: знаменитые «Солярис», «Раба любви», «Седьмая пуля», «Комедия ошибок». Однако он, кроме того, талантливый писатель. В конце 70-ых годов Горенштейн эмигрировал из СССР, много и часто публиковался на французском и немецком языках. Увы, многие его произведения не известны массовому читателю и редко издавались, потому издание «Редакцией Елены Шубиной» сборника «Улица Красных Зорь» к 85-летнему юбилею автора – ценный клад, достойный внимания.

Читать далее

Наринэ Абгарян

С неба упали три яблока

«С неба упали три яблока» Наринэ Абгарян – в малой форме сказ о вечном, вы познакомитесь и обязательно подружитесь с жителями одной маленькой, затерянной в горах деревни, пережившей голод, войну и опустение, но выигравшей у Смерти в поединке за жизнь, за само существование.

Читать далее

Мариша Пессл

Некоторые вопросы теории катастроф

Такие авторитетные писатели современности, как любимый и уважаемый Джонатан Франзен, отзываются о писательнице Марише Пессл и её таланте так: «Под пышной шапкой пены в этом дебютном романе скрывается темный и очень крепкий напиток».

В дымке аристократического флёра с некоторой претенциозностью и претензией на остроумие Пессл идёт по следам Набокова и Донны Тартт, рассказывая историю взросления юных героев в своём дебютном романе «Некоторые вопросы теории катастроф».

Читать далее

Пересказ Ханан аль-Шейх

Тысяча ночей и ещё одна. Истории о женщинах в мужском мире

«Она начала с простого рассказа о рыбаке и джинне, из которого выросло древо историй, как из одного сухого финикового семечка вырастает пальма с тысячами плодов».

Девятнадцать историй о женщинах в мужском мире, рассыпанные на страницах книги щедрой рукой сказительницы, подобны самоцветам, один краше другого, но каждый – в уникальной огранке. И этот мир противоречив, но прекрасен.

Читать далее

Всеволод Николаевич Петров

Турдейская Манон Леско. История одной любви

История одной любви от Всеволода Николаевича Петрова – привет из далекого прошлого (произведение датировано 1946 годом), наполненный близкими каждому живущему на земле чувствами любви, привязанности, дружбы, непонимания. Повесть вышла в 2016 году спустя 60 лет благодаря потомкам Всеволода Николаевича и «Издательству Ивана Лимбаха». Если читатель любит классическую словесность XIX века, если ему родственны повести Пушкина, Куприна или Гончарова, то и «Турдейская Манон Леско» прийдется по душе.

Читать далее

Дмитрий Глуховский

Текст

Новый роман «Текст» Дмитрия Глуховского написан сильной старательной рукой профессионала. Образная проза, насыщенная метафорами, сюжет с вихрами, рисковый. Что-то совсем отличное от написанного Глуховским ранее. Издалека кажется — достоевщина, приглядываешься — ан-нет, Глуховский, выясняющий вопросы совести и нравственности, преступления и наказания в XXI веке. Времена-то изменились – освоение космоса, мировая Сеть прокачивает гигабайты информации, гаджеты навороченные, перемалывающие и хранящие те самые гигабайты. Но вопросы всё те же.

Читать далее

Энн Тайлер

Случайный турист

Энн Тайлер, автор романов «Катушка синих ниток» и «Уроки дыхания», лауреат Пулитцеровской премии, вновь мастерски сложила из букв историю о маленьком Человеке в большом мире в трагикомическом романе «Случайный турист». Я бы охарактеризовала «метод Тайлер», приносящий ей читательскую любовь и успех, как «универсальная проза жизни».

Энн Тайлер – наблюдатель, фиксирующий чуть видимые и едва слышные дуновения жизни. В её историях описаны отношения и действа, вовсе не придуманные, а вполне объемные и встречающиеся за дверью соседского дома: брак, семья, любовь, секс, развод, скука, счастье, смерть. Куда уж прозаичнее. Иными словами, Тайлер пишет о том, что происходит с людьми в их обыденной жизни, пишет без прикрас и сюжетной скачущей кардиограммы, но делает это очень обаятельно и завораживающе. Не иначе как автор – великий фокусник, когда ты понимаешь, что магии нет, но есть секретный метод и мастерство исполнителя. Ловкость писательских рук и никакого обмана зрения.

«Внезапно подумалось, что под каждой этой маленькой крышей течет своя жизнь. Ну да, ясное дело, но сейчас вдруг от этой мысли перехватило дыхание. Мэйкон понял, как реальны эти жизни для тех, кто их проживает, как насыщены, приватны и увлекательны».

Читать далее