Book Friends Club

Современная русская проза

Наринэ Абгарян

Зулали

Наринэ, Наринэ, Вы похитили мою душу... Так случилось, что знакомство с творчеством Наринэ Абгарян я начала не с полюбившейся многим читателям серии книг о Манюне, а с книги «Понаехавшая», в которой доза мата существенно превышает уровень моего дневного потребления. Не моё, ну что ж, бывает, однако я решила не сдаваться и разгадать, в чем особенность и популярность прозы Абгарян. Не матом же единым.

Читать далее

Евгений Водолазкин

Авиатор

«Невыносимо было представить, что и дома меня никто не ждет. Большой мир мог прийти к концу, но это был бы еще не полный конец. Я все-таки не терял надежду, что мой малый, семейный мир устоял. Я бежал и плакал, и чувствовал, как мои слезы скатывались по щекам, как от плача сбивалось дыхание.
Когда я приблизился к дому, начинало темнеть. В светящемся электрическим светом окне я увидел папу. Он сидел в своей любимой позе, положив ногу на ногу, замкнув руки на затылке. Большими пальцами массировал шею. Мама наливала из самовара кипяток. Под огромным желтым абажуром всё это казалось ненастоящим. Казалось старой фотографией – оттого, может быть, что происходило беззвучно. Но отцовские пальцы на шее вполне явственно двигались, а кипяток из самовара тек, и от него поднимался пар. Не хватало лишь сказанного слова.
Мама подняла голову. Произнесла:
– Ну, вот ты и пришел, дружок.
Папа поймал мою руку и легко ее пожал.
Какое это было счастье. Такого счастья больше не помню».

По-хрустальному — так пишет Евгений Водолазкин: звонкий хруст написанных им страниц еще долго отзывается в душе, рассыпаясь на тысячи кристаллически чистых слов и фраз. После «Лавра» кредит читательского доверия у писателя весьма велик. «Авиатора» ждали. Но эта книга — не «Лавр», она другая, в то же время автор остается верен себе.

Читать далее

Вячеслав Прах

Кофейня

Если бы произведение «Кофейня» попало в руки талантливого редактора или издателя прежде, чем оно растворилось в просторах интернета, из него, вероятно, можно было бы сделать литературную конфету при участии всей издательской команды: редактора-наставника, корректора, дизайнера-иллюстратора, пиарщика, продажника, мерчандайзера. Редактор выровнял бы шероховатости стиля, корректор — буквы да запятые, иллюстратор придумал бы образы, пиарщик нашел бы, чем удивить читателя, а мерч проконтролировал бы выкладки в магазинах, да так, чтоб в глаза било. И появился бы на рынке успешный коммерческий проект для массового читателя — Вячеслав Прах, «российский Эльчин Сафарли». Это если бы. В России иногда так работают, но в основном с писательской элитой.

Читать далее

Александр Снегирёв

Вера

Кто-то скажет, что это притча или аллегория. А вам не кажется, что это роман-бутафория? Все в нем выдумано, карикатурно, ненатурально и лишено духовности на фоне декораций российской действительности. В 2015 году автор книги Александр Снегирёв с романом «Вера» стал лауреатом литературной премии «Русский Букер». Премия была учреждена в 1992 году по инициативе Британского совета в России в качестве русского аналога Букеровской премии. Ее лауреатами были Булат Окуджава, Людмила Улицкая, Василий Аксенов.

Читать далее

Марина Степнова

Где-то под Гроссето

Верное ощущение, что ты уже это читал или слышал, а может друг, влюбленный в Тоскану, рассказывал похожую историю. Как будто автор подслушала чужие разговоры и записала их на бумаге, и вовсе не придумала, а изложила в пересказе. Или же перетормошила ворох воспоминаний, фактографично запечатлев их в художественном произведении.

Читать далее

Владимир Торин

Амальгама

Свет погас, глаза блаженно закрылись... Но не потому, что новая книга была мне не интересна, нет, — меня буквально заворожил голос Александра Клюквина, озвучивший аудиокнигу «Амальгама» Владимира Торина. Незаметно с первых же минут в голове включился тумблер, отвечающий за воображение, и мысли, облеченные в слова, с разбегу стали трансформироваться в картинки, едва поспевая за силой звука.

Читать далее

Елена Катишонок

Жили-были старик со старухой

Жили-были старик со старухой. У самого синего моря. И прожили они вместе 53 года, вырастили пятерых детей. И было у них 12 внуков и одна правнучка. Пережили коллективизацию, национализацию, две войны, отнявшие и родных людей, и имущество, но не любовь к жизни. Всякое было в их жизни, на то и жили-были... В этой замечательной книге автор рассказывает нам историю одной большой семьи, начиная с момента, как она создавалась, когда старик был и не старик вовсе, а старуха была 18-летней молодухой, и до момента, когда старики умирают, хоть и не в один день, как заведено в сказках.

Читать далее

Евгений Водолазкин

Лавр

Хотелось бы начать с биографической справки об авторе романа, потому что это важно.
Евгений Водолазкин — доктор филологических наук, связавший свою профессиональную жизнь с древнерусской литературой и посвятивший более 30 лет её изучению, сотрудник Пушкинского дома и ученик Д. С. Лихачева.

Читать далее

Гузель Яхина

Зулейха открывает глаза

Нахожусь под впечатлением от прочитанной книги «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Разговор с читателем на одном дыхании, и это было как глоток свежего воздуха. Давно я не читала такой, не побоюсь этого слова, качественной литературы, и мне этого не хватало. Молодого и талантливого автора литературные критики ставят в ряды таких писателей, как Александр Солженицын, Варлам Шаламов и Чингиз Айтматов. Автор снискал лавры победителя престижных национальных литературных премий «Большая книга» и «Ясная Поляна» в 2015 году. Безусловно, это женский роман, написанный молодой женщиной, нашей современницей, художественный вымысел, но от этого произведение не теряет правдивости художественного изложения. Я поверила каждому ее слову, ее герои – настоящие.

Читать далее

Светлана Алексиевич

«У войны не женское лицо»

Сегодня Светлана Алексиевич – лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года. Можно по-разному относиться к вручению различных премий, но Нобелевская премия по литературе – это всегда международное признание, открывающее автору двери в дома читателей всего мира.

Читать далее