Book Friends Club

Джонатан Коу

Срединная Англия

Каждое произведение Джонатана Коу сродни гастрономическому открытию. Простите, но не удержаться от сравнения не так давно изданного на русском языке романа Коу «Срединная Англия» с пастушьим пирогом (shepherd’s pie) – традиционным блюдом британской кухни. Что же общего может быть у книги и пирога? Вопрос в стиле безумного Шляпника, но только первые несколько секунд. На самом деле многое. Пастуший пирог представляет собой микс из картофельного пюре и бараньего мяса, запеченных под вустерским соусом. В 1970-е годы вместо баранины стали добавлять говядину, а картофель стал доступным для широких слоев населения, так и получился «деревенский» пирог (cottage pie). Сегодня пастуший пирог имеет различные рецептурные вариации. Так вот пастуший пирог – вполне себе символ самого нутра Англии. Коу в романе как раз и пытается показать, насколько вариативна современная интерпретация «пирога», ответить на вопрос, что есть «срединная Англия» с отсылкой на «глубинную Англией»,как существующая реальность подвергается массовому переосмыслению.

«Соан теперь сосредоточился на литературных, кинематографических и музыкальных образах английскости. В частности, провозившись с этой темой несколько месяцев, он очаровался представлением о Глубинной Англии — начал все чаще сталкиваться с этим понятием и в газетных статьях, и в научных журналах. Что это, если поточнее? Психогеографическое явление, связанное с деревенской лужайкой, соломенной крышей местного паба, красной телефонной будкой и тихим стуком крикетного мяча о биту?»

Пастуший пирог - и основное блюдо, и гарнир. Так же и у Коу: в романе фигурируют как обыватели (обслуживающий персонал, пенсионеры или, наоборот, школьники), так и влияющие на принятие решений, власть имеющие персонажи (политики, журналисты, селебрити). Их-то автор тщательно «перемешивает» в романном пространстве. И вуаля – получился весьма интересный домашний литературный пирог, разложенный по слоям, не существующих один без другого.

— Боюсь, вы заблуждаетесь, — сказала Хелена. — Англия в наши дни — не свободная страна. Мы живем при тирании. <...>

— Ваш мистер Кэмерон не кажется мне тираном.

— Я не об этом. Тирану не обязательно быть отдельным человеком. Это может быть понятие. <...> Мистер Ху, я не бывала в Китае и не желаю легкомысленно подходить к трудным условиям, в которых вы, надо полагать, живете. Но здесь, в Великобритании, мы сталкиваемся с похожими бедами. Более того, я бы даже осмелилась сказать, что наше положение хуже. У вас прямая цензура, у нас же она скрытая. Все происходит под личиной свободы слова, чтобы тираны могли утверждать, будто все в порядке. Но у нас нет свободы — ни слова, ни чего бы то ни было еще.

И раз у нас литературно-гастрономический отзыв, то расскажем о послевкусии: после плотного обильного погружения в роман остаешься сыт и полон идей. У Коу при этом будто нет начала и конца: повествование ограничено определенным периодом жизни семьи со своими взлетами и падениями. Книга — часть трилогии, но она крайне самобытна.

— Не-а, мне здесь нравится. — Бенджамин пристегнулся, захлопнул дверцу и открыл водительское окно. — Это всегда приключение. Никогда не знаешь, что обнаружишь. Иногда хорошее, иногда гадкое, чаще всего странное донельзя. Но такая вот она, Англия. Никуда от нее не денешься.

Джонатан Коу не перестает быть для многих читателей виртуальным литературным наставником и другом-потешником, читатель наверняка оценит старый добрый тонкий британский юмор. Рекомендуем!