Book Friends Club

Март 2017

Книжные новинки

Представляем Топ-10 книжных новинок марта 2017 — русские и переводные романы, документалистика и две книги по психологии и психиатрии. 

Владимир Сорокин «Манарага»
АСТ: Corpus, 2017

image

Какой будет судьба бумажной книги в мире умных блох и голограмм, живородящего меха и золотых рыбок, после Нового cредневековья и Второй исламской революции? В романе «Манарага» Владимир Сорокин задает неожиданный вектор размышлениям об отношениях человечества с печатным словом. Необычная профессия главного героя — подпольщика, романтика, мастера своего дела — заставляет нас по-новому взглянуть на книгу. Роман Сорокина можно прочесть как эпитафию бумажной литературе — и как гимн ее вечной жизни.

Андрей Рубанов «Патриот»
АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017

image

Новый роман финалиста премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер». Андрей Рубанов – автор книг «Сажайте и вырастет», «Психодел», «Готовься к войне», «Стыдные подвиги» и многих других.

Главный герой романа «Патриот» Сергей Знаев – эксцентричный бизнесмен, в прошлом успешный банкир «из новых», ныне – скорее неудачник, подрастерявший и богатство, и семью. Его сегодняшняя реальность – долги, ссоры со старыми друзьями, воспоминания... Сергей тешит себя мыслью, что в один прекрасный день он отправится на войну, где «всё всерьез», – но вместо этого оказывается на другой части света.


 

ВЫБОР РЕДАКЦИИ ♥♥♥ 

Селеста Инг «Все, чего я не сказала»
Фантом Пресс, 2017. Перевод А. Грызуновой

image

Это самый громкий англоязычный дебют последних лет. Почти два десятка американские издания маркировали роман «лучшей книгой года». Инг написала тихую, камерную, но универсальную историю об отцах и детях, о том, как родители пытаются воплотить в детях свои несбывшиеся мечты, и что порой это способно обернуться трагедией. Написано при этом без намека на назидательнось или надрывность, без обвинений в ту или другую сторону. Негромкий, лиричный и очень важный роман об обыденности, которая определяет жизнь.

Лидия мертва. Но они пока не знают. 3 мая 1977 года, половина седьмого утра, никто не знает ничего, кроме безобиднейшего факта: Лидия опаздывает к завтраку…
Так начинается (и заканчивается) история очередной Лоры Палмер — семейная история ложных надежд и умолчания.
Мэрилин — амбициозная девушка с американского Юга, мечтает стать врачом в годы, когда от женщины ожидается скорее склонность к домоводству, чем профессиональная карьера; мечтает быть особенной в мире, где ей заранее назначена роль. Джеймс — потомок китайских иммигрантов, полулегально приехавших в США, всю жизнь особенный по рождению, мечтает быть как все, слиться с обстановкой, перестать выделяться. Эти двое любят друг друга, видят друг в друге отражение своих грез. Но грезы рассеиваются, жизнь берет свое, и поэтому родители назначают старшую дочь ответственной за осуществление несбывшегося. Из лучших, разумеется, побуждений. Оба надеются, что дочь добьется того, чего не досталось им: мать желает ей профессиональной реализации и признания, отец — любви и популярности среди сверстников.
Маленькая девочка становится центром семейной вселенной. Ее старший брат и младшая сестра отходят на задний план — родители любят их, но не видят, потому что все их надежды сосредоточены на Лидии. И маленькая травмированная девочка Лидия день за днем изо всех сил старается осуществить неосуществленные родительские планы — потому что маленькие дети любят родителей, не могут их не любить, хотят, чтобы родители были счастливы, не умеют сказать им «нет». Лидия усердно зубрит физику и биологию, не питая ни малейшего интереса к естественным наукам, потому что мать так и не стала врачом, но мечтает о том, чтобы врачом стала дочь. Лидия в одиночестве ходит на танцы и в кино, притворяясь, будто развлекается с подругами, потому что отец никогда ни с кем не дружил, но мечтает о том, чтобы дочь была душой компании. Однако со временем маленькая девочка вырастает в раздраженного подростка и начинает смутно догадываться, что, пожалуй, пора понять, чего хочет она сама, и что нельзя пожертвовать своей жизнью ради родительских воздушных замков.
Отношения в семье — довольно изолированной по любым меркам и вообще странной в условиях, где запрет на межрасовые браки был признан противозаконным всего лет десять назад, — строятся на умолчаниях. У всех внутри тихо курится ярость, и бессилие, и страх, и отчаяние. Все заперты внутри своих голов, но никто никому ничего не говорит. Умолчание — тоже ложь, даже если оно задумано во спасение. Двое взрослых и трое детей изо дня в день умалчивают о важном. Родители подменяют реальность фантазиями, выдают желаемое за действительное. Дети стискивают зубы и молча подыгрывают. Взаимопонимание без слов порой тоже возможно, но слишком хрупко. И когда девочка, измученная необходимостью годами лгать и говорить «да», когда хочется заорать «нет», решает вырваться из этой клетки, случается то, что случается.
«Все, чего я не сказала» — история о лжи во спасение, которая не перестает быть ложью. О том, как травмированные родители невольно травмируют детей. О том, что родители способны сделать со своими детьми из любви и лучших побуждений. И о том, наконец, что порой молчание убивает.

 


Дональд Рейфилд «Грузия. Перекрёсток империй. История длиной в три тысячи лет»
Азбука-Аттикус: КоЛибри, 2017. Перевод Д. Рейфилда

image

«Бог делил Землю между народами, — гласит грузинская легенда. — грузины опоздали, задержавшись за традиционным застольем, и к моменту их появления весь мир уже был поделен. Когда Господь спросил у пришедших, за что они пили, грузины ответили: «За тебя, Бог, за себя, за мир». Всевышнему понравился ответ. И сказал он им, что хотя все земли розданы, приберег он небольшой кусочек для себя, и теперь отдает он его грузинам. Земля эта, по словам Господа, по красоте своей не сравнима ни с чем и во веки веков будут люди любоваться и восхищаться ею…» Известный британский литературовед и историк Дональд Рейфилд, автор бестселлера «Жизнь Антона Чехова», главный редактор фундаментального «Полного грузинско-английского словаря», создал уникальный труд — историю Грузии — драгоценный сплав, в котором органично слились исторические хроники, уникальные документальные свидетельства и поразительное по яркости повествование.

Маргарет Этвуд «Ведьмино отродье»
Издательство «Э», 2017. Перевод Т. Покидаевой 

image

Феликс на пике своей карьеры. Он успешный режиссер, куратор театрального фестиваля. Когда из-за козней врагов, своих бывших коллег, Феликс лишается своего места, он вынужден уехать в канадское захолустье, чтобы там зализывать раны, разговаривать с призраком своей умершей дочери Миранды и — вынашивать план мести. Местная тюрьма предлагает Феликсу преподавать заключенным, и Феликс возвращается к когда-то не реализованному плану: поставить радикально новую версию «Бури» Шекспира. А заодно и отомстить врагам.
«Ведьмино отродье» — пересказ «Бури» эпохи YouTube, рэп-лирики и новой драмы в исполнении Маргарет Этвуд.

Джон Стейнбек с фотографиями Роберта Капы «Русский дневник»
Издательство «Э», 2017. Перевод Е. Кручины

image

«Русский дневник» лауреата Пулитцеровской премии писателя Джона Стейнбека и известного военного фотографа Роберта Капы — это классика репортажа и путевых заметок. Сорокадневная поездка двух мастеров по Советскому Союзу в 1947 году была экспедицией любопытных. Капа и Стейнбек «хотели запечатлеть все, на что упадет глаз, и соорудить из наблюдений и размышлений некую структуру, которая послужила бы моделью наблюдаемой реальности». Структура, которую они выбрали для своей книги — а на самом деле доминирующая метафора «Русского дневника», — это портрет Советского Союза. Портрет в рамке. Они увидели и с неравнодушием запечатлели на бумаге и на пленке то, что Стейнбек назвал «большой другой стороной — частной жизнью русских людей». «Русский дневник» и поныне остается замечательным мемуарным и уникальным историческим документом.

Карл Проффер «Без купюр»
АСТ: Corpus, 2017. Перевод В. Голышева, В. Бабкова.

image

От автора книги «Бродский среди нас». В воспоминаниях американского слависта, главы издательства «Ардис» Карла Проффера описаны его встречи с Надеждой Мандельштам, беседы с Еленой Булгаковой, визиты к Лиле Брик. Проффер не успел закончить много из задуманного, и книга о литературных вдовах России была подготовлена и издана его женой Эллендеей Проффер в 1987 году, уже после его смерти, но на русский переведена только сейчас. А заметки об Иосифе Бродском, с которым Карла и Эллендею связывала многолетняя дружба, полностью публикуются впервые.

Томас Скарлетт «Орхидея съела их всех»
АСТ: Corpus, 2017. Перевод И. Филипповой

image

Новый роман Скарлетт Томас — английской писательницы, снискавшей славу одного из лучших и самых оригинальных романистов современности, — это парадоксальная семейная сага, остроумная, увлекательная, с множеством граней смысла. Это роман о секретах ботаники и о загадочной связи между растениями и людьми, о сексе, о лабиринтах человеческого сознания, о волшебных книгах, об обретении вечной свободы ценой смерти. Роковые стручки с семенами, доставшиеся героям в наследство, обещают просветление. Но кто из них отважится шагнуть за пределы жизни и смерти?

Михаил Лабковский «Хочу и буду: Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым»
Альпина Паблишер, 2017.

image

У Лабковского есть мощная армия поклонников. Охват его радиопередач «Взрослым о взрослых» и «Правила жизни» составляет более 1 млн человек, его интервью журналу Elle прочитали сотни тысяч человек.

Книга Михаила — это квинтэссенция всего того, о чём он говорит из эфира в эфир. Она помогает понять, почему жизнь складывается не так, как хочется, и что с этим можно сделать. В ней три части: о том, как наладить отношения с самим собой, как разобраться в отношениях с любимым человеком (или с его отсутствием) и как вырастить счастливых детей.

Кей Джеймисон «Беспокойный ум. Моя победа над биполярным расстройством»
Альпина Паблишер, 2017. Перевод М. Фаворской

image

20 лет. Именно столько потребовалось великой книге Кэй Джеймисон «Беспокойный ум», чтобы добраться до русскоязычного читателя. Раньше ее бы поставили в раздел узкоспециальных медицинских книг, а теперь, уверена, вы еще не раз увидите эту обложку на приоритетной выкладке и в СМИ. Все дело в том, что наше общество наконец дозрело до обсуждения психических заболеваний. Эта книга — очень личная, в ней Кэй рассказывает о 30 годах борьбы за собственный рассудок, во всех деталях описывая периоды взлетов и погружая читателя в темные пучины ее депрессий.
И в то же время эта книга — универсальная: на месте автора мог оказаться любой из нас. Книгу уже можно читать в Bookmate.